Мистические Истории

ПРИЗРАК ПОЕЗДА ДАЛЬНЕГО СЛЕДОВАНИЯ

Меня по работе отправили в командировку. Какая-то глухомань. Решать проблемы с клиентом. Начальник на самолет, естественно, не согласился, но вот купейное место мне выбить у него все-таки удалось. Ехать туда буду долго.

В купе, помимо меня, ехала женщина с двумя детьми. Дочь-подросток, и сын-хулиган лет восьми. Пока в телефоне был заряд – все было хорошо. Но когда батарейка села и мне пришлось снять наушники, вот тут я и познал всю гамму ощущений от езды с шумными попутчиками.

Пацан, от скуки, постоянно цеплялся к сестре, та жестко огрызалась, а мать их обоих воспитывала. Это воспитание злило обоих и, так как на мать они не решались бузить, с удвоенной силой бросались друг на друга. И так до бесконечности.

Не выдержав очередной начавшейся перепалки, я спустился с койки, и с надеждой, в десятый раз, осмотрел купе в поисках розетки для зарядки. И, естественно, ничего не нашел. Розеток в купе не было. Мне достался на удивление дремучий вагон.

Сокрушенно вздохнув, я вышел из купе, плотно прикрыв за собой дверь. Облокотившись о поручень, уставился в окно. Мимо, под мерный перестук колес, проносился однообразный пейзаж. Ничего особенного, одни деревья сменяли другие деревья. Но было в этом однообразии какое-то очарование. Начавшее заходить солнце, придавало всей этой картине особенную красоту и толику нереальности.

По вагону разнеслась мелодия начинающейся песни. Я покачал головой и подумал о том, что лучше бы вместо вагонного радио сделали бы, хотя бы одну розетку на вагон, что бы можно было телефон зарядить.

Женщина в песне начала петь. Очень красивый, глубокий голос пел о любви, о несбывшихся надеждах, и бесконечной нежности. У меня защемило сердце, так велика была грусть женщины, и она пела о ней. Пела о прекрасном доме на юге Франции, где ее ждет любимый. Пела о синем море и о ласковом солнце. Пела и о том, что ей никогда уже не увидеть величественные паруса на закате. Все-таки французский очень поэтический язык. Стыдно признаться, но в глазах у меня защипало…

-Что? Сбежал? Или выгнали? – зычный голос за спиной вырвал меня из грез о несбывшемся. Я быстро проморгался и обернулся. Проводница. Дородная женщина в возрасте с жизнерадостной улыбкой. Она понимающе кивнула на дверь купе, от куда доносилась перебранка в три голоса. В руках у нее были пустые стаканы в подстаканниках.

-Сбежал, -не стал отпираться я.

Она хохотнула и сказала:

-Пойдем, чаем тебя угощу. Нечего тут стоять, проход загораживать. Да не бойся, не съем я тебя. Муж у меня хоть и не путевый, но на всяких там командировочных менять его не собираюсь,- сказала она и снова хохотнула, -Пошли.

Мы сидели и не спеша попивали наваристый чай. Проводница рассказывала свои дорожные байки. А рассказать ей было, что. Всю жизнь проводником проработала. Чего только не видела. И рассказывать умела. Я сидел, пил чай, ел пряники и увлеченно слушал. Время летело незаметно. За окном было темно, а в маленьком купе проводницы тепло и уютно.

-А ты знаешь, что у нас в поезде привидение живет? -неожиданно спросила она, беря опустевшие стаканы, что бы долить в них кипятка.

-Привидение? -опешил я.

-Ну да, привидение, призрак, называй как хочешь.

Я хмыкнул. Она это заметила и осуждающе покачала головой.

-Зря ты так, или ты просто в них не веришь?

-Я их никогда не видел, как я могу в них верить? -удивился я.

-А нашего призрака тоже никто не видел. Но наши все знают, что она тут иногда появляется, -сказала проводница, возвращаясь с дымящимися кипятком в стаканах.

-Она? – удивился я.

-Да, она. Это женщина. Хочешь, расскажу?

Я помедлил, но затем кивнул.

Проводница рассказала мне историю о женщине, жившей во время второй мировой войны. Была она не “нашенской” и приехала в Россию вместе с фашистами на поезде. Немецкий генерал ее боготворил и взял с собой на фронт.

Но, как ни странно, любовницей его она не была. Вообще, это была удивительная женщина. Сильная, смелая и с очень добрым сердцем. Она не была красавицей, но стоило ей начать говорить, как мужики “штабелями к ее ногам падали”. Было в ней что-то особенное, неуловимое, непонятное.

А еще она была из сопротивления. И согласилась поехать с генералом не потому, что он ее умолял, а для того, что бы установить контакты с советскими партизанами. Все-таки положение у нее было очень привилегированное, и возможности были большие.

Ее любимого человека, эсесовцы зверски замучили в своих застенках. Собственно, именно это и подвигло ее на этот отчаянный шаг. Вряд ли она всерьез думала, что сможет вернутся из этой поездки.

Но, по трагическому стечению обстоятельств, эти же партизаны ее и убили. Они подорвали весь состав фашистов и добили тех, кто выжил. Причем, происходило это все где-то в этих краях, где мы сейчас проезжаем. Умерла, получается, напрасно, и не смогла с этим смириться.

-С тех пор, она иногда появляется в поезде, но почему-то только в нашем и только на этом маршруте. Уж не знаю, почему так.

Я был в восторге. Прям как в детстве, когда вечером, сидя вокруг костра, мы рассказывали друг другу страшные истории про призраков и привидений. И обстановка, и манера повествования проводницы, и даже ее выражение лица совпадали. Я прям в детство вернулся. Но мне понравился ее рассказ. Не желая ее разочаровывать, я поблагодарил за очень интересную историю. И, решив сменить тему, спросил:

-А почему вы радио так редко включаете?

-Какое радио? – искренне удивилась она

-Как какое? Вагонное радио, которое во всех вагонах есть, – я немного растерялся.

-Отродясь у нас такого не было, а если и было когда, то я о нем понятие не имею.

Я немного опешил, но подумав, пришел к выводу, что ничего странного тут нет. Просто кто-то из пассажиров в купе слушал музыку, а звукоизоляция тут, мягко сказать, не очень.

Мы еще немного посидели, допили очередной чай, и я попрощавшись и поблагодарив ее за пряники, потопал к себе в купе. Искренне надеясь, что там все уже спят.

Но на пороге замер…

-Вы говорили, что вашего призрака никто не видел?

-Угу, -ответила она, доедая пряник.

-А от куда вы тогда о ней знаете, если ее никто не видел?

-Так ее слышат. Она поет. И те, кто ее слышали, говорили, что очень красиво поет. Она же была очень известной певицей. Не помню, как ее звали…. Она была солисткой Парижского оперного театра. В Гранд Опере, пела…

Но последние ее слова я уже не слышал. Как в тумане я брел по пустому проходу вагона под мерный перестук колес. А вокруг меня разливался океан грусти и нежности в прекрасной песне о любви…

***

Мы подобрали музыку к этому рассказу, которая, на наш взгляд, соответствует этой истории. Послушайте эту песню, может быть она Вам понравится. Нажмите на “Воспроизведение/Пауза” (белый треугольник в сером квадрате в форме ниже), чтобы включить песню. Аудио материалы предоставлены сервисом YouTube.


Зайдите на 4MF через:
И вам станет доступен весь контент сайта, а так же Вы сможете оставлять комментарии. Это быстро, просто и безопасно.

6
Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Роман
Участник
Роман

Ну ни че так, атмосферно. Проводница зачетная. Только я вот не уверен насчет подстаканников. Они еще разве есть в поездах?

Лера
Участник
Лера

кое где есть, смотря какой поезд. В некоторых так и чая нет, не то что подстаканников

Лера
Участник
Лера

Блин, я пока читала, я почти услышала эту песню… А с розетками это да, печаль, не везде есть. Я с внешним аккумулятором езжу)

Роман
Участник
Роман

Много ездишь?

Лера
Участник
Лера

Ну бывает, особенно летом, если сессия без хвостов)))

Влад
Участник
Влад

А на кого учишься?

Don`t copy text!